Каспий: статус длиною в 22 года

Азербайджан

Центр "Каспий Евразия" предлагает вашему вниманию аналитическую статью политолога, профессора Бакинского государственного университета и делегата Каспийского форума от Азербайджанской республики -  Заура Бабаева. 

ОСНОВОПОЛАГАЮЩИЕ ЦЕЛИ И ИНТЕРЕСЫ ПРИКАСПИЙСКИХ ГОСУДАРСТВ В КАСПИЙСКОМ РЕГИОНЕ

С распадом СССР и образованием на постсоветском пространстве новых независимых государств Каспийский регион постепенно превратился в геополитическое пространство, на котором сфокусировалось внимание ведущих мировых держав. Развитие региона за последние двадцать с лишним лет привело к его кардинальному изменению с превращением в один из заметных факторов глобальной политики и экономики. Такое положение Каспийского региона связано со следующими ключевыми факторами.

 Во-первых, большие запасы углеводородного сырья, сконцентрированные в разных зонах Каспийского моря, и высокий уровень потребности в них развитых стран мира. По некоторым оценкам, доказанные и частично разведанные потенциальные запасы нефти Каспия составляют 48 млрд. баррелей, а природного газа – 8,2 трлн. кубометров.

Во-вторых, Каспий также является кладезем уникальных биоресурсов. Так, по оценкам экспертов,  рыбные ресурсы моря оцениваются в три  миллиона  тонн. В нем сосредоточено около 90 процентов мировых запасов осетровых рыб, дающих не менее важный для потребления и экспорта товар – икру. В связи с этим рациональное использование биоресурсов Каспийского моря является важным стимулом для сохранения и развития конструктивного сотрудничества прибрежных государств.

В-третьих, Каспийский регион, представляя собой разветвленную сеть морских, сухопутных и трубопроводных маршрутов, выступает как стра-тегически ценный транспортно-коммуникационный участок Евразии. Находясь на стыке таких крупнейших регионов, как Средний и Ближний Восток, Центральная Азия, Кавказ и Юг России, политическое, эконо-мическое и культурное пространство вокруг Каспия стало узлом интересов различных государств, политических и деловых кругов, этносов и конфессий

Для прикаспийских государств – России, Ирана, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана – рассматриваемый регион важен с точки зрения не только ресурсных богатств, но и, прежде всего, создания зоны устойчивого социально-экономического развития. Именно это позволит в ближайшей перспективе сформировать базу экономической стабильности, повысить качество жизни и, следовательно, укрепить фундамент безопасности этих стран.

Все это особенно актуально в условиях, когда вне региональные субъекты мировой политики в лице США, ЕС, Турции и Китая стремятся в последние десять лет утвердить свое доминирующее влияние в Каспийском регионе, осознавая его стратегическую важность для достижения приоритетных позиций в мире и установления выгодного для себя внешнеполитического баланса сил, ведут многостороннюю борьбу друг с другом, а также с государствами прикаспийского региона. В первую очередь, с Россией и Ираном.                   

 С учетом складывающейся международной обстановки, особенно в условиях реализации Соединенными Штатами и Евросоюзом санкционной  политики в отношении РФ, каспийский вектор становится для Москвы не менее значимым, чем, скажем, ее продвижение в Юго-Восточную Азию.                                                                

С одной стороны, значительный рынок товаров и технологий государств региона способен существенно компенсировать потери российской экономики от санкций. С другой – углубление взаимодействия с партнерами по «каспийской пятерке» может сформировать новую точку роста в рамках принятого курса на диверсификацию российской экономической политики. И это взаимодействие уже дает свои позитивные результаты.  При этом, решая важную для себя задачу развития, Россия одновременно способна  придать дополнительный импульс новым региональным интеграционным процессам, что отвечает интересам всех прикаспийских стран.

В связи с этим интенсификация взаимоотношений пяти прикаспийских государств может определить оптимальную стратегию, требующую общего видения и совместных усилий. Одним из основных инструментов такой работы являются саммиты глав государств «каспийской пятёрки». 

Одним из основополагающих факторов, влияющих на формирование геополитической обстановки в Каспийском регионе и взаимоотношения прибрежных государств, продолжает оставаться неопределенность правового статуса Каспийского моря, который включает в себя такой важный аспект, как раздел его дна и акватории и связанные с этим вопросы недропользования, хотя на Астраханском саммите лидерам прикаспийских государств удалось значительно продвинуться в этом направлении.

Всего за два с половиной часа работы саммита в Астрахани руководители государств договорились по тем проблемам, по которым им не удавалось достигнуть соглашений за предыдущие  двенадцать лет существования переговорного процесса по проблемам Каспия. Скорее всего, прикаспийские страны и, в первую очередь, Россия и Иран серьезно осознали угрозу и связанные с ней риски, которые могли бы возникнуть в случае прямого столкновения соперничающих стран. Поэтому  глава российского государства особо подчеркнул «право пребывания на Каспийском море вооруженных сил исключительно прибрежных стран».

Было бы целесообразным остановиться на основных моментах и основных договоренностях участников Астраханского саммита подробнее. По мнению абсолютного большинства экспертов он стал прорывным в истории процесса определения правового статуса Каспия.

Повестка форума была заявлена весьма обширная - развитие торгово-экономических связей, улучшение инвестиционного климата, налаживание кооперации в промышленности, энергетике, сельском хозяйстве и других сферах. Россия впервые принимала встречу в верхах. Но в отличие от предыдущих, которые прошли в столицах других прикаспийских стран - Ашхабаде, Тегеране и Баку, очередной диалог глав пятерки государств организовали не в Москве, а в Астрахани, которую по праву называют каспийской столицей РФ. У этого российского региона самые тесные партнерские отношения с соседями по Каспийскому морю

 

«Такой режим сложился здесь исторически, и мы не собираемся его менять. Да и в целом все вопросы региона мы намерены решать исключительно в кругу стран «пятерки», обладающих суверенными правами в отношении Каспийского моря и его ресурсов, - сообщил представителям СМИ российский президент.                                                                           

Главы государств также договорились об уважении суверенитета, территориальной целостности, независимости, суверенного равенства прикаспийских государств, неприменении силы или угрозы силой, невмешательстве во внутренние дела друг друга, использовании Каспийского моря в мирных целях и превращении его в зону мира, добрососедства, дружбы и сотрудничества ради обеспечения безопасности и стабильности в Каспийском регионе. Среди установленных принципов - обеспечение стабильного баланса вооружений прикаспийских государств, осуществление военного строительства в пределах разумной достаточности с учетом интересов всех сторон, соблюдение согласованных мер доверия в сфере военной деятельности в духе предсказуемости и транспарентности в соответствии с общими усилиями по упрочению региональной безопасности и стабильности.  

По итогам переговоров удалось выйти на четкие формулировки о разграничении водных пространств, дна и недр, о режиме судоходства и рыболовства. Согласно договоренностям сторон большая часть акватории Каспийского моря осталась в общем пользовании прикаспийских государств,  благодаря чему в дальнейшем исключаются недоразумения или какая-то напряженность в межгосударственных отношениях, которые раньше могли появляться из-за разного толкования режима каспийских вод.

Президент России Владимир Путин также напомнил о вступившем в силу Соглашении о безопасности на Каспийском море, которое позволило активизировать сотрудничество стран.

 «Это соглашение рамочное, и чтобы оптимальным образом реализовать закрепленные в нем договоренности, мы поставили задачу незамедлительно приступить к разработке протоколов о взаимодействии пограничных и налоговых служб пяти стран»  -  сказал глава российского государства.

Было проведено свыше 45 заседаний СРГ. По их результатам стороны подготовили более сотни статей Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Правда, не все из них согласованы. Проблему усугубляют нерешенные территориальные споры между Азербайджаном, Ираном и Туркменистаном.

 

В последние несколько лет Соединенные Штаты открыто и назойливо называют регион Каспийского моря зоной своих стратегических интересов, и это отчетливо провозглашено в энергетической доктрине США. Без прямого использования вооруженных сил, как это было в случае с Ираком, американские компании ухитрились получить контроль примерно над 16 процентами запасов нефти и 12 процентами природного газа каспийских ресурсов. Если же к этому прибавить влияние в регионе англо-американских корпораций, получится, что под контролем союзников  -  Лондона и Вашингтона  - сейчас сосредоточено 27 процентов нефтяных и 40 процентов газовых запасов Каспийского моря. Конечно, для достижения этого результата им потребовалась не пара месяцев, а почти десять лет. Но результат идентичен. Американцы желают чувствовать себя полновластными хозяевами в регионе. Недавняя попытка китайцев активизировать переговоры о расширении своего участия в казахстанских нефтегазовых проектах натолкнулась на жесткое противодействие США. Заинтересованность официального Вашингтона в каспийской нефти во многом объясняется тем, что ни Казахстан, ни Азербайджан, ни Туркменистан не входят в OПEК - организацию стран-экспортеров нефти. Соответственно, поставки энергоресурсов из этих государств в меньшей степени зависят от цен и политики, которые устанавливает картель мировых экспортеров.

То, что в глобальной политике США вверх взяла «ресурсная» доминанта - очевидный факт. В укреплении позиций американского бизнеса в каспийском регионе принимали активное участие представители политической элиты Соединенных Штатов, в разное время входившие в состав администрации Белого дома. Например, советник по национальной безопасности  43 – го президента США Дж. Буша - младшего Кондолиза Райс входила в совет директоров компании «Шеврон» - консорциума, который разрабатывает одно из крупнейших казахстанских месторождений  -  Тенгиз. Г – жа Райс добросовестно выполняла рекомендации нефтяных магнатов и теперь  ее именем назван один из танкеров, принадлежащих нефтяной корпорации. А основателем и акционером компании «Halliburton», ведущего поставщика сервисных услуг для работающих на Каспии нефтяников, был бывший  вице-президент США Дик Чейни. В настоящее время основные ресурсы американских и британских компаний на Каспии сосредоточены в Казахстане и Азербайджане, где находится около половины запасов «черного золота»  и природного газа всего региона. До последнего времени  самым неудобным государством для США в каспийском бассейне был Иран.  Дорога американским инвестициям туда пока полностью закрыта.

После подписания политической декларации – совместного заявления глав государств прикаспийских стран, в котором четко прописано право пребывания на Каспийском море только и исключительно вооруженных сил прибрежных стран, Исламская Республика и Российская Федерация  могут стать препятствием на пути развития международных нефтегазовых проектов Каспия, тон в которых задают Соединенные Штаты.

Еще в 2012 году Госдепартамент  США подготовил  для Конгресса доклад по бюджетному финансированию военных операций за рубежом на ближайшие годы, который вызвал очередной всплеск интереса к проблеме милитаризации Каспия и стал свидетельством системности действий США по организации здесь морского форпоста против Ирана. Приведем цитату из документа: «…Вашингтон, ввиду растущей важности безопасности Каспийского моря в этом богатом нефтью и газом регионе, намерен сдерживать Иран и Российскую Федерацию, вооружая их соседей по Каспийскому морю - Азербайджан, Казахстан, Туркменистан». Видимо, авторы доклада имели ввиду не просто плоскую милитаризацию региона, а создание в перспективе каспийского военного блока во главе с США. А вот предложения внешнеполитического ведомства США относительно Азер-байджана: «… США будут продолжать работать с азербайджанскими ВМС с целью повышения безопасности Каспия, развития профессионального военного образования, расширения возможностей участия в совместных миротворческих операциях и содействия продвижению к оперативной совместимости с НАТО…».

События в Сирии, жесткая,  последовательная реакция и действия Российской Федерации в рамках норм международного права, сокруши-тельные ракетные и удары по базам террористов ИГИЛ в Сирии из акватории Каспийского моря, спешные действия ВКС РФ по разгрому частей террорис-тического интернационала заметно умерили аппетиты вашингтонских стратегов.

Регион Каспия с его потенциалом и интеллектуальными возможностями прибрежных народов все громче заявляет о себе как пространство поступательного процветания.

Если еще двадцать лет назад о нем говорили как о перспективном перекрестке, где сходились интересы мировых держав, то теперь государства Прикаспия уверенно заявляют о верховенстве национальных интересов в контексте международных программ. Их реализация зримо облагораживает социально-экономический ландшафт.

Экономический спурт Азербайджана, Казахстана и соседей стал возможен благодаря мудрости политических элит стран, которых объединяет не только  историческое прошлое, но и сходство стратегических приоритетов и  завоеванные достижения. К их успехам внимательно присматриваются и Туркменистан, и Узбекистан, правящие круги которых заявляют о желании наиболее полно интегрироваться в группу преуспевающих.

В августе 2018 года государства Прикаспия подписали Конвенцию о правовом статусе моря, наступил новый период в истории края с богатейшими сырьевыми ресурсами, транспортно-коммуникационной инфраструктурой и желанием народов осуществить смелые замыслы в программе возрождения. Однако большого продвижения в социально-экономическом развитии страны региона добились благодаря надежной стабильности. Она продолжает оставаться одной из важных составляющих планомерного и осмысленного развития суверенных государств.

Научно-практическую конференцию по теме «Каспийский регион: геополитика и мультикультурализм» в Академии госуправления при Президенте Азербайджана (АГУППА) открыл руководитель Бакинского международного центра мультикультурализма (БМЦМ) Реван Гасанов с вступительным словом, подчеркнув значимость политики мультиукультурализма, которой неизменно придерживаются государства региона. Будучи составной частью государственной политики Азербайджана, Казахстана и других стран, она выступает в качестве универсального сегмента, играющего роль регулятора в межнациональных и межрелигиозных отношениях.

В Азербайджане живут представители более чем пятидесяти наций и народностей, а в Казахстане – представители 103 народов и этнических групп. Достижение полной гармонии в обществах стало следствием взвешенной политики культурного плюрализма. Обеспечивая запросы и ожидания людей вне зависимости от их культурно-цивилизационной идентичности, она позволила консолидировать духовно-созидательный потенциал, настроить производительные силы на выполнение масштабных задач национального строительства.

Результаты более чем впечатляют, и понятно, почему зона Каспия превратилась в один из цветущих регионов Евразии, привлекая к себе внимание мировой элиты. Р.Гасанов заметил, что Азербайджан и Казахстан уверенно шагнули в глобальное пространство, как успешные субъекты, зарекомендовав себя в качестве дееспособных стран, которым удается развивать глобальный стабилизационный потенциал.

Региональная интеграция требует новых инициатив от стран-соседей для увеличения совокупного удельного веса региона в мировых показателях. Депутат Милли Меджлиса Фазиль Мустафа, говоря об этом, впервые озвучил новый термин «Тюркский мультикультурализм», имея в виду важность раскрытия нереализованного потенциала родственных народов. Взаимопонимание между правящими элитами соседей он охарактеризовал в качестве стратегического преимущества, которое предоставляет уникальный карт-бланш новым поколениям активно разрабатывать новые коридоры взаимодействия.

За годы независимости в регион хлынули огромные инвестиционные потоки. С их помощью подтянулись национальные экономики, удалось создать разветвленную инфраструктуру, стимулировать защиту культурного наследия и многое другое. Будучи пионером в разработке каспийского шельфа, Азербайджан смог освоить инвестиции в национальную экономику в объеме более 30 миллиардов долларов. А из более чем 300 млрд. долларовых инвестиций в страны Центральной Азии на долю Казахстана пришлись порядка 70% от общего объема.      

Реформенная программ государств Каспийского региона с инновационным ядром позволила странам выйти на новую волну модернизации, что немаловажно в непростых условиях со множеством рисков и вызовов. Политические лидеры, воздавая должное политике мультикультурализма, смогли настроить общества на единственно правильную волну осмысления собственной роли во времени и с нейтрализацией опасных тенденций. Это признает сообщество, справедливо рассматривая Каспийское пространство в виде устойчивого полюса активности и развития.    

 

профессор Бакинского государственного университета Заура Бабаева