Гюльнара Мамедзаде: "Конвенция о правовом статусе Каспия открыла массу возможностей для прикаспийских стран"

23 июля в Астрахани пройдет очередное заседание Каспийского экспертного клуба. Темой встречи российских, казахстанских и азербайджанских экспертов станет годовщина подписания Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Редакция "Вестника Кавказа" побеседовала с одним из участников мероприятия Гюльнарой Мамедзаде.

- Азербайджан ведет активную политику партнерства со странами Каспия, какие новые тенденции можно отметить на этом треке, спустя год после подписания Конвенции?

- Данный этап, то есть после подписания Конвенции, можно условно назвать накопительным. Конвенция открыла массу возможностей для прикаспийских стран, которыми сейчас все спешат воспользоваться. Прежде всего в освоении ресурсного и транзитного потенциала Каспия, создании инфраструктуры выхода на внешние рынки.

Как мы помним, подписание Каспийской конвенции год назад отмечалось как признание важнейшей дипломатической победы прикаспийских стран с большими политическими и экономическими анонсами и дивидендами. В то же время мы понимаем, как много сложных вопросов сторонам предстоит доработать, как на пятистороннем, так и двустороннем уровне, чтобы этот документ в реалиях получил определение «Каспийской конституции».

В частности, это касается и дальнейшей проработки основных положений Конвенции, касающихся разграничения дна Каспийского моря. В частности, посредством рабочей группы высокого уровня продолжаются переговоры по этой теме между Азербайджаном, Ираном, Туркменистаном.

Чем скорее стороны определятся на этом направлении и получат полную правовую основу для своей деятельности на Каспии, тем меньше рисков для безопасности региона. Поскольку мы видим повсеместно, как реанимируются и используются зарезервированные конфликтные точки с целью дестабилизации ситуации в том или ином регионе и  межгосударственных отношениях.

Азербайджан – один из потенциально значимых участников каспийского интегративного процесса, активный участник передовой каспийской тройки Россия-Казахстан-Азербайджан в переговорной повестке. Сегодня Азербайджан существенно наращивает свой потенциал в качестве важнейшего энерго-логистического звена каспийско-кавказского коридора. Проект Транскаспия фрагментарно вписывается в это направление.

Здесь очень важно сгармонизировать интересы прикаспийских стран. Каспийская пятерка так или иначе очень связана, поэтому в той или иной перспективе все пять смогут воспользоваться теми возможностями, которые пытаются привлечь первые три, в том числе в транскаспийских проектах. Так как геоэкономическая ситуация на Каспии после Конвенции более предсказуемая, учитывая, что внешние игроки определенным образом связаны своими же интересами и инвестициями.  

Достаточно напомнить, что Европейский союз рассчитывает на увеличение в предстоящие 10 лет поставок газа в Европу из Каспийского региона до 20-25 млрд куб м. Азербайджан имеет прагматичные долгосрочные связи с Евросоюзом, но важно обратить внимание и на переговорную повестку России со странами Европы, в частности, в энергосегменте, которая сегодня уже более прагматична и перспективна, не взирая на сложный политический фон.

Большое значение в Азербайджане придают и реализации проекта «Север-Юг». В этой связи определенные ожидания связываются и с результатами предстоящей трехсторонней встречи в Сочи президентов России, Ирана, Азербайджана.

Вероятно, помимо состояния транспортных коммуникаций, как морских, так и сухопутных в рамках МТК «Север-Юг», главы трех государств обсудят и вопросы энергосектора, учитывая, что все три страны обладают значительным нефтегазовым ресурсным потенциалом, а также соответствующей инфраструктурой, в том числе строящейся. Но есть ограничения, связанные с санкциями США, в частности, по Ирану. Безусловно, главы государств обсудят и вопросы безопасности, а также потенциальные риски, включая, возможно, и карабахский конфликт.

То есть, на каспийском направлении формируется срез очень важных геоэкономических и иных вопросов, и очень многое будет зависеть от соотношения интересов и компромиссов сторон.

- Какие вопросы взаимодействия каспийской пятерки представляются Вам наиболее значимыми в настоящий момент?

- На данном этапе, наверное, каспийским странам важно работать над согласованием проекта соглашения, касающегося методики установления прямых исходных линий. После подписания этого документа на Каспии будут установлены признанные в соответствии с международным правом государственные границы. Это, конечно, процесс сложный. Но на последней встрече рабочей группы высокого уровня стороны, как было заявлено, «приложили усилия для укрепления общей платформы, которая служит достижению соглашения», что уже обнадеживает.

Далее, важно развивать стратегическую инфраструктуру региона, что происходит не без финансового участия внешних игроков, и здесь желательно минимизировать способы влияния извне на внутриполитические процессы.

Обновлять рабочие программы, уделяя внимание не только нефтегазовой повестке, но и новым технологиям, которые существенно меняют задачи на предстоящее будущее. 

И, безусловно, человеческий капитал: создавать как можно больше всесторонних возможностей, минимизируя ограничения, которых так опасно много в наших реалиях.

- Насколько реальна реализация крупных туристических проектов в рамках региональной повестки? Какие существенные изменения на этом направлении можно отметить за прошедший год?

- Одно из важных событий текущего года – открытие (возобновление) авиасообщения между Баку и Астраханью. И это значимый шаг не только в направлении развития туризма, но и обеспечения логистики для дальнейшего расширения деловых и культурных связей на двустороннем уровне. 

Налаживание и упрощение логистической карты региона, включая тарифную политику,  является одним из основных условий регионализации Каспия. Это,  в свою очередь, будет способствовать реализации туристических проектов.

В частности, обсуждается и ожидается развитие круизного туризма на Каспии. Пока это самый крупный проект в сфере каспийского туризма, поскольку планируются заходы круизного лайнера в порты всех пяти стран: Баку (Азербайджан), Энзели (Иран), Ноушехр (Иран), Актау (Казахстан) и Туркменбаши (Туркменистан).

Согласно заверениям официальных структур, проект может быть реализован уже в следующем году, после спуска круизного лайнера «Петр Великий» вместимостью до 300 пассажиров. В  настоящее время, как сообщают источники, в Астрахани достраиваются два лайнера.

Другой вопрос, насколько и как скоро каспийский маршрут может стать привлекательным для туристов, учитывая специфику прикаспийских стран, в частности, Ирана, Туркменистана? Вероятно, интерес к каспийскому маршруту может быть повышен и за счет расширения географии. В этой связи, как ожидается, туристам будет предложено совершать круизы, соединяющие три моря - Каспийское, Азовское и Черное.

Возможно, уже сейчас можно активировать различные пресс-туры, инфотуры с целью популяризации культурного, исторического, и, соответственно, туристического потенциала прикаспийских стран.

То есть, правильно выстроенная политика в сфере логистики и туризма будет способствовать налаживанию гуманитарных связей и культурному сближению между обществами прикаспийских стран, что, в свою очередь, укрепляет и политический контекст интеграции. Если, конечно, ситуация не будет осложнена различными геополитическими факторами.

- Сотрудничество Азербайджана с Астраханской областью - один из важнейших элементов рос-азербайджанского диалога? Каков потенциал этого сотрудничества на ближайшую перспективу? В каких областях мы можем продвигаться именно через ресурсный потенциал регионов Прикаспия?

- Астраханская область – один из приоретов сотрудничества Азербайджана с субъектами Российской Федерации, что подтверждается уровнем инвестиций, гуманитарного взаимодействия, получившего, в том числе, поддержку со стороны Фонда Гейдара Алиева, численностью и активностью азербайджанской диаспоры.

Более того, Баку и Астрахань, имеющая статус каспийской столицы РФ, связаны каспийской артерией, деловыми, историческими и культурными узами. В Астрахани открыт Азербайджанский деловой центр, в свою очередь в Баку строится Астраханский деловой центр.

Недавно президент Азербайджана был награжден Орденом «За заслуги перед Астраханской областью». Достаточно посетить Астрахань, чтобы понять, насколько повышено внимание к этому городу со стороны Азербайджана, и насколько астраханцы это чтут и ценят.

Каспийские связи наращивают и экономическое сотрудничество, поскольку интенсифицируется морское сообщение между портами Баку и Астрахани, стороны кооперируются в сфере судостроения и судоремонта. Железнодорожное сообщение в перспективе усилит потенциал экономических связей, включая экспорт сельхозпродукции.

То есть, в Астрахани генерируется эффективная модель российско-азербайджанского взаимодействия, укрепляющая всю архитектуру двусторонних отношений.

- В какой мере неправительственный сектор государств Прикаспия вовлечен в реализацию международных проектов? Есть ли перспективы для расширения потенциала гражданского диалога в рамках региональной повестки?

- Сложно измерить соотношение вовлеченности гражданского сектора в этот процесс. В основном повестка управляется и контролируется государственными структурами, ими же и определяется степень участия неправительственнного сектора. Здесь важно понимать и учитывать внутриполитические реалии каждой из сторон, уровень двусторонних отношений и другие, в том числе геополитические параметры, влияющие на каспийскую интеграцию.

Проекция региона пока просматривается лишь контурно, идет процесс оформления нормативно-правовой базы, параметров дальнейшего освоения каспийского ресурсного потенциала и др. То есть, эти вопросы являются прерогативой государства. Обществам на этом направлении пока важно и позволено заниматься наполнением гуманитарной и культурной повестки, развитием туризма, малого и среднего предпринимательства, вопросами медийной интеграции. Информационному направлению страны Каспия уделяют приоритетное внимание. В частности, ставший традиционным Каспийский медиафорум вполне себе справляется с задачей притяжения прикаспийских стран, отражения в информационном поле проблематики региона и становится конструктивной площадкой для диалога. Информационное поле каспийских стран, не взирая на все существующие противоречия, не генерирует, а снимает конфликты, за редким исключением. И это большое преимущество каспийской информационной стратегии и непосредственно форума.

По аналогии с Каспийским медиафорумом возможно в перспективе было бы целесообразно провести Форум хотя бы экологических НПО каспийских стран, для начала. Неправительственный сектор может придать ускорение каспийским инициативам, даже тем, которые пока топчутся на уровне госструктур. И главное движущее направление – это малый и средний бизнес, который нуждается в поощрении и снятии чрезмерных барьеров. Наверное, эти процессы должны идти в параллельном режиме с дальнейшей проработкой Каспийской конвенции.