+7 (8512) 61-08-46
г.Астрахань, ул.Татищева д.20А

В поисках героев: интервью с участниками сводного поискового отряда «Лотос»

Опубликовано в 22:26

В 2018 году организованному поисковому движению России исполняется 30 лет

За это время общественная организация собрала под своим крылом более 1600 поисковиков Астраханской области, а это десятки экспедиций в год и сотни поднятых из небытия судеб солдат Великой Отечественной войны. В юбилейный год мы поговорили с руководителем сводного поискового отряда «Лотос» Александром Даировым и его активистами – о международном сотрудничестве, трудностях и проблемах патриотических организаций и о том, как  пополнить ряды поисковиков.

Александр Александрович, расскажите, что из себя представляет «Лотос» сегодня? Кто эти люди и чем занимается движение?

Даиров1Александр Даиров: сводный поисковый отряд «Лотос» насчитывает около 60 поисковых отрядов в различных учебных заведениях, трудовых коллективах и общественных организациях. Общая численность активистов составляет более 1600 человек. Сюда  могут входить лица от 14 лет и старше. У нас есть и 60- и 70-летние участники. Чаще всего мы ездим в экспедиции в Калмыкию, Волгоград, Ростов, Севастополь (в Крыму – Аджимушкайские каменоломни), Калугу, Курск, Тверь, Москву. Также выезжали в Смоленск, Санкт-Петербург и Ленинградскую область, сотрудничали с Украиной, пока не наступила война, до 1998 года работали в Белоруссии.

Расскажите о международном сотрудничестве движения

Больше всего мы работали с Украиной и Белоруссией, потом в Белоруссии вышел федеральный закон, запрещающий гражданским вести эту работу. Там только военные имеют право заниматься поисковой деятельностью, поэтому мы сотрудничаем с белорусами только теоретически и видимся на совместных мероприятиях в Москве и других городах, а вот с Украиной у нас тесные контакты зародились ещё с советских времён. Тогда я работал в обкоме комсомола, вёл спортивно-оборонно массовое направление. Это любительский спорт, патриотизм. Поисковые экспедиции мы начали зарождать именно с Комсомола.

Тогда мы нашли Нонну Николаевну Логачёву – руководителя музейно-поискового объединения «Дельта». Она работала в сегодняшнем колледже строительства и экономики — АГАСУ. С помощью комсомола, а потом с помощью нашей организации она ездила на раскопки в Украину, в Харьков и другие города, где искала астраханцев. Потом мы стали сами выезжать. Ездили в Луганск и Донецк вместе с коллегами до 2014 года. Последняя поездка была в 2013-м. Когда началась война, я просто побоялся отпускать туда нашу молодежь.

В прошлом году мы ездили в Луганск и Донецк. У нас была замечательная встреча с руководством Луганска, депутатам Думы ДНР, встречи с ветеранами, встречи в школах, где мы показывали и рассказывали о своей работе. Мы привезли туда фотовыставку, фильмы. Обменивались опытом. Конечно, впечатляет то, что они рассказывают. Впечатляет подвиг, который совершают их дети – очень грамотные в патриотическом воспитании. Они собирают военные находки, создают свои музеи. Знают и различают виды снарядов:  минометные, реактивные. Тогда мы встречались с чиновниками, наметили планы. Но война идёт, а детьми рисковать нельзя. Хочется работать совместно, но не всё так легко получается.

поиск2

В один из последних наших визитов на Украину наши коллеги передали нам именную вещь нашего астраханца. Мы пытаемся найти родственников нашего земляка, но пока безуспешно. Они его нашли во время боевых действий в 2014-м году: выкопали окоп там, где шла война в годы ВОВ.  Об этом лучше расскажет заместитель командира поискового отряда «Боевое Братство-Астрахань» Денис Ткачук. Он отвечает за архивно-поисковую работу. Благодаря ему мы вернули из небытия 10 героев Советского союза астраханцев, 6 полных кавалеров трёх орденов Славы астраханцев и сотни фамилий не только астраханцев, но и бойцов из других регионов России.

А какова дальнейшая судьба останков, которые вы поднимаете?

Денис_ткачукДенис Ткачук: Мы находим имена и сообщаем родным, пишем в администрацию региона, отправляем полный список,  ссылки на все документы: как мы нашли и где, как это можно проверить. Правда не всегда получаем ответы от властей: что внесли в книгу памяти и т.д.

Можно узнать подробнее о вашей работе в Казахстане?

Денис Ткачук: Поскольку в Казахстане боевых действий не было, казахстанские поисковики выезжают на поиски в Россию. За последние несколько лет в Калмыкии было найдено сразу несколько останков уроженцев Казахстана. Мы передавали список погибших в администрацию республики. Они выразили нам благодарность и обещали помочь с поисками. Насколько я знаю, в Казахстане пока нет Книг Памяти в каждом регионе, изданных за государственные средства. Есть опубликованные в электронном виде списки призванных из Казахской ССР, но чтобы это издавалось целенаправленно, я о таком не слышал. Может быть, мы пока что не осведомлены.

Мы, кстати, из Украины привезли весной нашего бойца. Хоронили его 23 февраля, к столетию Красной армии, в Икрянинском районе, в районном центре. Коломин Степан Георгиевич. Его нашли в Харьковской области в 2017 году. Останки привезли на родину, нашли его родственников. Это пример того, что, несмотря на сложные политические отношения с Украиной, мы друг другу помогаем. У них есть большая поисковая организация, которая отвечает за все входящие вопросы — фонд «Народная память». Мы пишем запросы, и они отвечают, подсказывают, потому что очень много людей погибли в первые годы войны и родственники до сих пор пишут и просят помочь.

Отдельно мы работаем с прессой. Если находятся останки и можно установить личность,  то даём объявления в областной газете «Волга», сотрудничаем с интернет-ресурсами. Очень много обращений от пожилых людей, которые ищут своих родственников, но в силу того, что не умеют пользоваться Интернетом, не могут найти никакой информации. Тут мы тоже приходим на помощь. Ищем информацию в архивах. Процент информации очень маленький, некоторые люди не числятся нигде, есть пропавшие без вести, сколько миллионов людей погибло в немецких лагерях.

В каких условиях вы живёте в экспедициях? Ведь это тяжелый физический труд.

карим3Карим Абдуллаев, активист: В отряде «Лотос» я с 14 лет, уже 7 лет. Попал сюда, когда учился в Николаевской школе, это Наримановский район. Предложил поездку наш учитель ОБЖ. И вот с тех пор езжу. Недавно приехал из Калужской области (Износковский район). Там мы совместно другими поисковыми отрядами подняли 130 останков бойцов РККА.  Иногда бывает, что за весь день не поднимаем ничего. А это 130 останков подняли и захоронили с последующими почестями. Условия разные. В Калуге – это комары, леса. В Крыму – Аджимушкайские каменоломни. Калмыкия – это степи.

Распорядок дня похожий везде. Например, в Крыму — в 8 утра завтрак, затем проходим технику безопасности, инструктаж взрывоопасных предметов, как поднимать останки,а в 9 часов идём на раскопки в каменоломни (там в 19 веке добывался ракушечник). В 1942 году, когда наши отступали, несколько тысяч гражданских и 5 тысяч солдат спустились в каменоломни. Немцы были сверху и взрывали камень, делали обвалы. Мы расчищаем всё это — киркой, лопатой. Тяжело работать, таскать камни, это же не земля. В час у нас обед в полевых условиях, в 2 часа продолжение раскопок  и так до 5 часов вечера.

У нас есть специальные карты, где запланировано, в какой сезон, где работать. В последний раз мы подняли 3 медальона. Если идёт уже конец экспедиции, то мы уже на следующий год оставляем раскопки. Если начало, то работаем даже кисточками, чтобы ничего не повредить.

РалинаРалина Батталова: В первую экспедицию я поехала в 2016-м году в Каменск-Шахтинск Ростовской области, потом ездила в Волгоградскую область. Сначала привлекла романтика поездок – пожить в палатке, труд на свежем воздухе. Но даже мама меня отговаривала, говорила: 2 недели в тяжелых условиях! Условия действительно не самые легкие, но можно найти выход из ситуации, берём с собой влажные салфетки, средства гигиены. Мальчики очень трепетно и бережно относятся к девочкам у нас в отряде. Дают отдохнуть, не допускают к очень тяжёлой физической работе. Но больше всего в поисковом движении меня зацепило то, что я наконец осознала, какую важную работу мы делаем. И речь не только о раскопках, а вообще о патриотическом воспитании – митингах, встречах, Вахтах памяти, уроках мужества, различные патриотические выставки и т.д..

А как и где захоронения происходят?

Александр Даиров: Есть специальные места, Братские могилы, мемориалы, как у нас в Калмыкии. Мы хороним бойцов рядом с такими местами, так как придёт время и лет через 20-30 одиночные захоронения забудутся, а это должно быть памятное место, куда будут приезжать люди и отдавать дань уважения погибшим солдатам.

калмыкия

Наверняка, есть какой-то особый случай, который вас впечатлил?

Александр Даиров: Эта история, которую рассказала Татьяна Николаевна Соколова, наша коллега из Курска. Она руководитель поискового отряда 34-й школы. В 2013м году Татьяна Николаевна приехала в Астрахань на патриотический форум, посвящённый 25-летию поискового движения в России и попросила дать ей слово на митинге.

В 90-х годах, как она стала рассказывать, в составе сводного поискового отряда «Лотос» ездил мальчик Серёжа. Ездил три года подряд с одной целью – найти своего пропавшего в 1942-м году в Курске без вести деда. И вот она рассказывала, как он приехал в последний раз, подошёл к ней и говорит: «Это моя последняя экспедиция. Я завершаю учебный процесс, получаю диплом, ухожу в армию, а там как Бог пошлет – буду этим заниматься или нет, не знаю. Деда своего я не нашёл». Второй этап ее рассказа нас всех ошеломил. В последние дни экспедиции при останках нашли медальон, и этот Серёжа ходил и просил: «Давайте его вскроем. Я чувствую, это мой дед».  А у поисковиков не принято вскрывать медальоны  в полевых условиях, потому что бумага, которая пролежала десятки лет без света и воздуха, когда её открываешь, тлеет и рассыпается. И он убедил товарищей и ночью при свечах вскрыли этот медальон. И все были в шоке, когда прочитали фамилию погибшего. Это оказался его дед.

К чему вся эта история. У нашего земляка Серёжи было благородное стремление – достичь чего-то и он достиг этой цели. Когда я на уроках мужества рассказываю этот случай, то я говорю школьникам: «Если у вас по жизни будет благородное стремление достичь чего-то – вы всегда достигните. Но если вы будете ходить по головам своих друзей и близких, то весь негатив вернётся к вам обратно. Поэтому старайтесь помогать друг другу».

поиск4

Ещё один пример рассказал руководитель объединения в Калужской области Сергей Новиков. В 2012 году в церемонии захоронения принимали участие в том числе астраханцы. Тогда наши ребята трижды выезжали в экспедицию в Калужскую область и подняли огромное количество останков. Расшифровано было около 40 медальонов. Во время захоронений наши калужские поисковики пригласили родственников погибших, кому принадлежали расшифрованные медальоны, и пока шёл митинг, к Новикову подошла бабушка за 80 лет и говорит: «Сынок, покажи мне, пожалуйста, того человека – мальчика, девочку, который нашёл моего брата». И Сергей Николаевич подводит её к нашему 15-летнему поисковику, и она в присутствии всех встает на колени, целует ему руки и говорит: «Я куда только не обращалась — в министерство обороны, государственные органы, администрации, военкоматы, никто помочь не мог, а внучок помог. Спасибо».

Скажите, с каким трудностями вы сталкиваетесь в системе патриотического воспитания?

Александр Даиров: У нас все поисковики работают на безвозмездной основе, а иногда вкладывают свои деньги. К сожалению, наше государство не хочет признавать поисковиков волонтёрами. То есть добровольцами. Сегодня есть «волонтёры Победы», просто волонтёры. Есть специальный Федеральный закон о волонтёрстве. Обязательно волонтёру надо вступить в добровольческую организацию. А зачем? Любая общественная организация, на мой взгляд, это волонтёрская организация. Это люди, которые работают там безвозмездно. Это люди, которые отдают свои личные время и деньги на благо другого человека. Это и есть волонтёры, это и есть общественники. Но закон оплачивает проезд, проживание, питание и обмундирование только волонтёрам. Я считаю, что это неправильно. Волонтёрский закон должен распространяться на все общественные некоммерческие организации.

На региональном уровне у нас есть юнармейцы, но это не волонтёры, это те люди, которые стремятся достичь каких-то военно-спортивных достижений. Но когда юнармейцев используют лишь в торжественных мероприятиях,  для демонстрации, это неправильно. Это должны быть достойные люди, которые проявили себя в спорте. Вот победил в областных соревнованиях – выстави его и скажи: это юнармеец! Победитель районных, областных, российских соревнований! Это гордость.

Вот эти ребята (наши поисковики) ездят в экспедиции, работают, но их нигде не выставляют, потому что у них нет красивой формы, у них обычный солдатский камуфляж. А у юнармейцев и казаков красивая парадная форма. Сейчас мы на деньги гранта Президентского фонда можем позволить себе купить 50 комплектов формы, решаем эти проблемы. Но почему про наших мальчиков и девочек мало говорят, а лишь про тех, кто только держат флаги.

Интерес у ребят к этому движению огромен. Они меняются на глазах после первой экспедиции. После второй уже рвутся снова сами в поездки. Я не скажу, что все 100%, но 4-5% говорят, что это не наше, но мы изучаем этих детей. Как правило, это дети из хорошо обеспеченных семей, которым это не нужно, они избалованы. Таких детей часто и не отпускают.

квест

Как попасть в ваш отряд?

Александр Даиров: Поисковые отряды создаются при школах. Собираются учредительные собрания, на которых выбирают название отряда. Если есть музей, то это музейно-поисковое объединение. Далее надо избрать руководителя и командира отряда. Руководителем может быть только педагог, командиром же может стать даже ребёнок. В трудовых коллективах также проводятся собрания о создании отряда и та же процедура с руководителем и командиром. Далее желающие подают нам заявление о внесении в областной реестр в обязательном порядке, подают анкеты на руководителя и командира. Мы вносим их в областной реестр, который отправляется в Министерство обороны России. И с этого момента они начинают работать в экспедициях, подают заявки о том, что хотят принять участие в поездках. Мы даем разнарядку.

Сейчас у нас ожидается экспедиция в Калмыкию – с 14 по 25 сентября. В ней примут участие около 70 человек, не считая военных. Разнарядки направлены по учебным заведениям и районам.  Потом поездка в Волгоградскую область. А вообще весь 2018-й год у нас юбилейный и мы будем проводить множество патриотических и спортивных мероприятий и акций, куда всех приглашаем.

Беседовала Татьяна Котова

Наши партнеры