+7 (8512) 61-08-46
г.Астрахань, ул.Татищева д.20А

Опубликовано в 20:50

массоВ Бишкеке состоялась экспертная дискуссия на тему: «Большое Евразийское партнерство: сопряжение ЕАЭС с проектом «Один пояс – один путь».

В мероприятии приняли участие известные политологи, экономисты, представители государственных органов, а также ученые и молодежные лидеры столицы.

Модератор дискуссии – заместитель директора филиала Фонда «Евразийцы – новая волна» в КР Денис Бердаков, заострил внимание на актуальности проведения данного мероприятия.

— Россия и Китай как крупные державы выступают естественными союзниками в интеграционных, инфраструктурных и торговых процессах в Евразии. Эти страны очень сильно заинтересованы в региональной безопасности и стабильности социально-политических режимов стран евразийского континента — Кыргызстана в частности.

Падение авторитета Всемирной торговой организации и создание «закрытых» региональных торговых объединений ставит на повестку дня активизацию сотрудничества между ЕАЭС и китайским проектом «Один пояс – один путь». Равноправное и открытое сотрудничество между двумя проектами, с учетом интересов всех участников, имеет потенциал для качественного роста взаимных инвестиций, доступа на общие рынки товаров и услуг. Кыргызстан как страна, которая после вхождение в ЕАЭС получила мощный стимул и финансовые ресурсы к технологической трансформации, восстановлению ряда отраслей промышленности и сельского хозяйства,  может расширить возможности для своего бизнеса и привлечения инвестиций в рамках развития Большого Евразийского партнерства, — акцентировал Бердаков.

шерадилПолитолог, эксперт по государственному управлению Шерадил Бактыгулов в своем выступлении остановился на вопросах безопасности.

— Евразия — очень сложный регион, в котором идет ряд локальных вооруженных конфликтов, где существует целый букет религиозных, сепаратистских, экстремистских и террористических угроз. Эти угрозы связаны не только с Афганистаном и Ближним Востоком, но и с процессами,  протекающими в Южной Азии, а также с курдской проблемой и уйгурским сепаратизмом. Справиться с данной ситуацией возможно только совместными усилиями, за счет уже имеющихся механизмов – с помощью ОДКБ и ШОС. Расширение территории последней организации, а также двусторонние торговые соглашения ЕАЭС со странами Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии позволяют говорить о создании Большой Евразии, о новом этапе глобализации, который будет оказывать влияние, в том числе, и на глобальную экономическую повестку, — рассказал Бактыгулов.

Политолог призвал участников круглого стола не забывать и онабирающей обороты информационной войне.

— «Битва за умы» идет полным ходом. Так, США в 2018 году выделили 15 миллионов долларов на развитие «независимых» СМИ в Центральной Азии. В документе ЮСАИД утверждается, что в Казахстане, Таджикистане и Узбекистане российские телеканалы остаются основным источником информации. Вашингтон не намерен напрямую бороться с российскими средствами массовой информации. Вместо этого Госдепартамент будет поддерживать местных журналистов и повышать «медиаграмотность» населения, чтобы оно «лучше понимало роль информации в демократической системе». Таким образом, вопрос обеспечения информационной безопасности становится ключевым фактором эффективного функционирования Большой Евразии. Тем более, если учитывать тот факт, что «мягкая сила» больших стран идет параллельно с участившимися проявлениями радикального экстремизма и международного терроризма, которые обретают все более четкие формы и трансформируются из потенциальной угрозы в реальную. При этом арсенал, методы и формы осуществления международной террористической деятельности постоянно расширяются, — резюмировал спикер.

Сопряжение ЕАЭС с проектом «Один пояс – один путь» может привести к повышению уровня жизни в странах Евразийского экономического союза. Такое мнение озвучил следующий докладчик – исследователь-аналитик Константин Ларионов.

— Развитие Большого Евразийского партнерства – это возможность нарастить конструктивное взаимодействие между ЕАЭС и китайской инициативой «Один пояс – один путь» по целому кругу направлений: транспортное, банковское, инвестиционное, торговое и туристическое. Плодотворно используя инвестиционные возможности «Экономического пояса Шелкового пути» с нормативной, институциональной и договорной базой, логистическими и транзитными возможностями Евразийского экономического союза — можно будет достичь синергетического эффекта роста товарооборота и повышения благосостояния населения стран-участниц, а также ускоренного технологического развития, — заключил Ларионов.

Президент Евразийского Исследовательского Института Развития Мира, учредитель Клуба Общественной дипломатии ECSdiplomacy Марат Шафигуллин (Россия) отметил, что реализация совместных проектов Китая и стран-участниц ЕАЭС возможна посредством развития гуманитарного сотрудничества.

— Сложность интеграции с Китаем заключается в сложности китайского языка, особенностях традиционной китайской культуры. В связи этим целесообразно было бы говорить о сопряжении культур. Однако гуманитарный сегмент у ЕАЭС практически отсутствует. Тем не менее, потенциал в развитии сотрудничества между КНР и странами Евразийского экономического союза есть. И я хотел бы остановиться на перспективных направлениях, в которых непосредственно стоит работать. На мой взгляд, это развитие экспертного сотрудничества стран ЕАЭС и Китая, взаимодействие по линии некоммерческих организаций и в правозащитной сфере, парламентская дипломатия, международная молодежная дипломатия, так называемая «борьба за историю» и работа с соотечественниками, а также цифровая дипломатия, проводимая посредством социальных сетей. Это реальные направления, которые могут помочь в сопряжении ЕАЭС с проектом «Один пояс – один путь», — пояснил эксперт.

Заведующий отделом продвижения инвестиционных проектов агентства по продвижению инвестиций при Министерстве экономики КР Нурадил Баясов сообщил, что Китай является одним из наиболее значимых партнеров Кыргызстана.

— За 2017 год приток иностранных инвестиций в Кыргызскую Республику составил порядка 590 миллионов долларов. Из них 270 миллионов долларов  — инвестиции из КНР. В процентном соотношении — это самый высокий показатель. Больше всего денежных поступлений пришло на обрабатывающую промышленность, горную промышленность и научно-техническую деятельность.  В то же время Китай является одним из наиболее значимых торговых партнеров Кыргызстана. А на территории нашей страны предпринимательскую деятельность осуществляют более двух тысяч субъектов из КНР, — выделил представитель Министерства экономики.

Сопредседатель Клуба региональных экспертов «Пикир», политолог Игорь Шестаков заявил, что в Кыргызстане не так много сторонников китайского проекта.

— В сегодняшней дискуссии мы больше говорили про Китай, нежели ЕАЭС. Это нормально, если учесть, что аполитическая элита суверенного Кыргызстана, создавая  свои рыночные проекты, еще с 1990-годов ориентировалась на Китай. Вхождение нашей страны в ВТО и, как следствие, низкие таможенные пошлины привели к засилью китайской продукции на рынках КР. По сути дела, рынок «Дордой» – это китайский проект и надо понимать, что наши бизнесмены там зарабатывали и зарабатывают, реализуя не отечественную, а китайскую продукцию.  Да, мы получаем со стороны КНР и кредиты на инфраструктуру. Но это – инфраструктура автомобильных дорог. Таким образом, мы уже находимся в проекте «Один пояс – один путь», мы интегрированы в экономику КНР.

У кыргызстанцев сейчас нет понимания того, зачем нам нужен этот проект. Экспорт кыргызской продукции в Китай – это далекая перспектива. Общественные организации в стране не вовлечены даже в процесс евразийской интеграции. А сам ЕАЭС основан на потоке товаров, поскольку у организации нет идеологии. У Евразийского экономического союза будет будущее, когда появится идеологическая и культурно-гуманитарная составляющая. Тогда и перспектива сопряжения с Китаем не будет столь туманной, — акцентировал политолог.

Свою точку зрения высказал и доктор экономических наук, профессорДжумакадыр Акенеев .

— Несмотря на название «Один пояс – один путь», через Кыргызстан из Китая проходит 6 путей. Только два из них мы используем – это перевалы Иркештам и Торугарт. Поэтому здесь необходимо отметить, что если бы мы не вошли в ЕАЭС, наша страна потеряла бы свои рынки.  Мы наверняка превратились бы в одну из провинций Китая, — добавил заслуженный экономист КР.

Продолжил тему доктор юридических наук, профессор Кайрат Осмоналиев.

— Китай заглядывает далеко вперед. Сейчас товары из КНР в большом объеме перемещаются по территории Казахстана и России. Однако альтернативные сухопутные транспортные коридоры Китаю тоже необходимы. Поэтому Кыргызстан для КНР – очень приоритетное направление. Самоизоляция в нашем случае – не решение проблемы. Следовательно, государству и нам — экспертному сообществу, необходимо рассчитать все риски, — подытожил эксперт.

Наши партнеры