+7 (8512) 61-08-46
г.Астрахань, ул.Татищева д.20А

Геополитическая стратегия США на Каспии

Опубликовано в 13:53

Влад КондратьевПубликуем выступление редактора Информационно-аналитического портала «CASP-GEO» Владислава Кондратьева на конференции «Астраханские Петровские чтения: «Россия – Астрахань – Восток: интегральное взаимодействие (к 300-летию образования Астраханской губернии)» (октябрь 2017, г. Астрахань)

Подавляющее большинство российских экспертов, изучающих политические, экономические, военные и иные аспекты ситуации в Каспийском регионе сходятся во мнении, что после распада СССР Каспий превратился в одну из самых важных и сложных геополитических проблем международных отношений.

Если с середины XVIII и по 90-е годы XX века Россия, а затем и Советский Союз совместно с Персией (Ираном) практически «контролировали» Каспийский регион, то в результате появления на карте мира «новых» независимых прикаспийских государств: Азербайджана, Казахстана и Туркменистана, произошло преобразование каспийского геополитического пространства. Распад СССР был использован рядом западных стран, в первую очередь США, в целях политического и экономического проникновения на Каспий и дальнейшего закрепления в нем, а это, в свою очередь, привело к формированию в регионе новых очагов напряженности.

Деятельный интерес внешней политики США к Каспийскому региону обусловлен его геополитическим положением на Евразийском континенте. По мнению ряда ученых, Каспий является главной «геополитической осью» Евразии, которая делит этот континент на две зоны – Западную (Европа) и Восточную (Азия). Каспийское море не просто географическая ось самой Евразии, но и своего рода мост (или коридор) между двумя культурными континентами, доминирование в котором позволяет ведущим мировым державам контролировать наиболее важные политические и экономические процессы на евразийском пространстве [1, c.8-9].

Геополитическую ценность Каспийского региона для США подтверждает анализ результатов современных геополитических исследований ведущих американских аналитических центров, таких как «Stratfor» [2], «Heritage Foundation»[3], «Rand Corporation» [4] и других. Американские аналитики при характеристике геополитического статуса Каспийского региона, как правило, выделяют такие факторы, как выгодное географическое и военно-стратегическое положение Каспия на евразийском континенте, значительные запасы углеводородных полезных ископаемых, пересечение в регионе стратегически важных транспортных коридоров, богатые биологические ресурсы и др.

Произошедшими в Каспийском регионе в начале 1990-х гг. геополитическими изменениями ожидаемо воспользовались Соединенные Штаты Америки. В 1994 году администрация 42-го президента США Билла Клинтона объявила Каспий зоной своих национальных интересов. В целях выработки стратегии по укреплению позиций США в Каспийском регионе в Вашингтоне была создана специальная Межведомственная рабочая группа по Каспию для выработки национальной политики. В неё вошли представители Госдепартамента, Министерства энергетики, Министерства торговли, ЦРУ и Совета национальной безопасности США. Рабочая группа играла координирующую роль в выработке согласованной американской стратегии в регионе и была упразднена только после успешного выполнения стоящих перед ней задач [5, с. 19].

Для достижения своих геополитических целей Вашингтон использовал привычный для себя набор средств и методов. Анализ имеющихся в распоряжении автора источников позволяет выделить последовательный ряд этапов реализации геополитической стратегии США в Каспийском регионе.

Первоначальный этап, длящийся с начала 1990-х годов до 2001 года, характеризовался активным проникновением в Каспийский регион крупных американских компаний, в первую очередь, из нефтегазовой сферы, а также началом разнопланового военного сотрудничества Вашингтона и стран Каспия.

В начале 90-х годов экономическая экспансия американских компаний в прикаспийские страны являлась основным элементом стратегии США по проникновению в Каспийский регион и закреплению в нем. В апреле 1993 года, первой из американской компаний, получивших доступ на Каспий стала международная компании «Chevron». В 1994 году был заключен так называемый «контракт века» между Азербайджаном и британской «Бритиш Петролиум».  В 1997 году американские компании стали одними из основных акционеров международного консорциума «Agip KCO», разрабатывающего супергигантское Кашаганское нефтегазовое месторождение на казахстанском шельфе Каспийского моря.

Вторым приоритетным вектором устремлений Вашингтона на этом этапе являлось обеспечение военного доступа на Каспий, так как развертывание подконтрольных Вашингтону военных объектов в регионе существенно ослабило бы военно-политические позиции РФ в регионе, а также создало необходимые предпосылки для повышения геополитического влияния США как на Каспии, так и в Евразийском регионе в целом.

В 90-х гг. прошлого века в ходе визитов нового независимого руководства Азербайджана, Казахстана и Туркмении в США и ответных визитов представителей американской администрации были достигнуты договоренности по усилению двустороннего военного сотрудничества. В соответствии с ними США стали оказывать различные формы военной помощи странам Каспия, включающие продажу или передачу военного оборудования, периодические визиты старших офицеров, подготовку военнослужащих, проведение совместных учений. В то же время в Пентагоне был разработан план военной интервенции «Шторм над Каспием» на случай, если американские интересы в регионе будут поставлены под угрозу [5, с.58].

Второй этап реализации геополитических целей США на Каспии начался в 2001 году и характеризовался существенным изменением военной стратегии Вашингтона на Каспии в связи с терактами сентября 2001 года. Также сохранилась общая направленность и интенсивность экономической политики Запада в регионе, которая, в первую очередь, концентрировалась на вопросах реализации проектов по диверсификации поставок углеводородов Каспия на внешние рынки в обход территории России (трубопроводы «Баку-Тбилиси-Эрзурум», «Баку-Тбилиси-Джейхан»).

После объявления Вашингтоном глобальной войны международному терроризму, стало четко прослеживаться стремление США максимально расширить свое военное присутствие в странах Центральной Азии, непосредственно примыкающим к очагам распространения нестабильности в Евроазиатском регионе, в том числе и в прикаспийских Казахстане и Туркмении.

Учитывая ограниченный объем статьи, охарактеризовать военную политику США в регионе можно на примере ближайшего соседа и союзника РФ – Республики Казахстан.

Казахстан первым из центральноазиатских государств официально заявил о поддержке усилий США по борьбе с терроризмом. При этом, Н.А. Назарбаев дал американской стороне обещание представить аэродромы в Чимкенте и Луговом, а также ряд других баз для развертывания контингента войск и сил антиталибской коалиции. После получения гарантий казахстанского руководства в поддержке действий США военное сотрудничество стран существенно активизировалось[5, с.86].

В 2002 году в совместном заявлении Президентов США и РК, подписанном в ходе визита лидера Казахстана в Вашингтон, было отмечено, что США рассмотрят возможность расширения программ содействия Казахстану по укреплению безопасности его границ и повышению оборонного потенциала вооруженных сил [5, с.92]. В июне этого же года Казахстан первым из центральноазиатских стран присоединился к программе НАТО «Процесс планирования и анализа», предусматривающей расширение военно-технического сотрудничества с НАТО и возможность участия миротворческих подразделений РК в операциях по поддержанию мира и безопасности в зонах вооруженных конфликтов [5, с.108]. В 2003 году США и Казахстан впервые подписали пятилетний план военного сотрудничества.

После этого реализация приоритетных направлений сотрудничества США и РК стала осуществляться в рамках программ содействия «Международное военное обучение и подготовка» (IMET), «Контртерроризм» (CT), «Иностранное военное финансирование» (FMF), «Фонд солидарности коалиции» (CSF), ежегодных планов военных контактов (Mil-to-Mil). В основе этих программ – подготовка военных специалистов по стандартам НАТО и достижение оперативной совместимости для выполнения миротворческих задач. Так, в рамках программы FMF Казахстану было передана американская военная техника на общую сумму несколько десятков миллионов долларов, в частности 34 автомобиля «Хаммер», а также открыт центр по их обслуживанию. Конгресс США дополнительно одобрил поставку в Казахстан партии вертолетов «Хьюи-2» [6, с. 305-306] В рамках программы IMET, начиная с 2002 года, казахстанские офицеры стали обучаться в высших военных учебных заведениях США: Национальном университете обороны, Академии ВВС, Академии Вест-Пойнт. [5, с. 109]

Также стоит отметить, что США активно способствовали развитию Военно-морских сил РК на Каспии. В рамках данного направления сотрудничества в 2006 году при посредничестве Вашингтона за символическую плату в 100 долларов Казахстану были проданы три катера типа «Си долфин», построенные в Южной Корее, а также выделено 5 млн. долларов на строительство военного городка на каспийском побережье для размещения там мотострелковой бригады морской пехоты [7, c.59].

В 2003 году США приступили к реализации программы по созданию в Каспийском регионе сил специального назначения и военных баз под названием «Каспийский страж» (Caspian Guard). Согласно её замыслу, основными задачами создаваемых военных объектов должны были стать защита нефтяных объектов от угроз нападения со стороны террористов и борьба с наркотрафиком и торговлей оружием массового уничтожения. Приступая к реализации программы, США были намерены привлечь к активному сотрудничеству Азербайджан и Казахстан, а в перспективе Туркменистан, Узбекистан и Турцию. В течение шести лет Пентагон намеревался осуществлять финансирование данной программы в размере 130 млн. долларов. На территории Казахстана и Азербайджана планировалось построить командно-штабные центры, а на побережье Каспия – центры для воздушных и морских секретных операций. [5, с. 137-139] Однако реализовывать программу США не удалось, в первую очередь по причине жесткой позиции России и Ирана относительно неприемлемости размещения на Каспии военных объектов, подконтрольных внерегиональным странам.

Третий, современный этап реализации американских геополитических интересов на Каспии начался на рубеже 2008-2009 гг., с момента полноценного вступления в должность новой американской администрации Барака Обамы. Данный период характеризуется своего рода консервацией политики Белого дома. Отмечается снижение интенсивности контактов руководства США и прикаспийских стран и отсутствием каких-либо новых крупных американских инициатив для стран региона.

Вместе с тем, это не говорит о том, что Вашингтон потерял интерес к региону, что не может быть «априори» по причине понимания американской стороной важного геополитического статуса Каспия, который автором охарактеризован в начале статьи. Представляется обоснованным говорить о том, что сформированные администрацией Б.Клинтона и Дж.Буша-младшего основы и принципы реализации американской политики позволяют успешно решать текущие геополитические задачи США в регионе.

В частности, в настоящее время Вашингтон прикладывают значительные усилия по укреплению экономической независимости прикаспийских стран, рассчитывая за счет этого существенно ограничить геополитическое влияние России в регионе. Данную задачу американская сторона решает посредством использования таких форм деятельности, как содействие развитию новых маршрутов транспортировки казахстанских и туркменских углеводородов в обход России, всесторонняя поддержка реализации новых транскаспийских транспортных магистралей в регионе по направлению Восток-Запад, модернизация экономических связей между прикаспийскими странами и т.д. В целом, посредством использования экономических рычагов влияния, Вашингтон успешно решает задачи ослабления экономической роли России в регионе, так как все инициированные США и их союзниками из ЕС проекты планомерно реализуются, содействуя развитию экономических связей прикаспийских стран и укреплению их экономической независимости от РФ.

Военное закрепление США в регионе на данный момент реализуется на тех же принципах, что и в начале 2000-х гг. Из анализа опубликованных в текущем году официальных документов Государственного департамента США следует, что США продолжают проводить политику, направленную на развитие сотрудничества с прикаспийскими странами в области безопасности, что является важным элементом стратегии США на Каспии.

В настоящее время основными направлениями сотрудничества сторон в этой области являются налаживание военных связей, развитие военного и оборонного потенциала прикаспийских стран, повышение их возможностей по участию в совместных миротворческих операциях, совершенствование информационного обмена и обмена разведданными и т.д.

С 2010 года США реализует ряд образовательных программ в регионе в военной сфере, реализуемых непосредственно Министерством обороны и Государственным департаментом. Кроме этого, отдельные проекты в данной сфере реализует Береговая охрана США.

Военнослужащие и гражданские служащие Казахстана, Туркмении и Азербайджана проходят подготовку на базе Региональных центров по исследованиям в сфере безопасности, в основном, в Центре Маршалла и Центре стратегических исследований Ближнего Востока и Южной Азии. В странах продолжают реализовываться такие американские программы, как Программа военной помощи иностранным государствам (FMS), Иностранное военное финансирование (FMF), Международное военное образование и подготовка (IMET), Глобальная инициатива по миротворческим операциям (PKO-Peacekeeper operations), Региональная оборонная программа по борьбе с терроризмом, Пресечение незаконного оборота наркотиков и антинаркотическая деятельность: программа обучения по борьбе с наркотиками (Section 1004 — CDTS). [8]

Примечательно, что в настоящее время из всех прикаспийских стран наиболее важным партнером США в сфере военного образования является ближайший союзник России — Казахстан. В частности, из американского государственного бюджета в адрес этой страны поступают самые крупные ассигнования на нужды военного образования.

В 2015 году США выделили на обучение представителей казахстанской стороны $2,018,667. В рамках проведенных на эти средства 76 образовательных курсов прошло обучение 164 казахстанских граждан. В 2016 году на эти цели выделялось $2,203,187, обучено 540 военнослужащих в рамках 54 образовательных курсов. Существенный рост количества военнослужащих в 2016 году был обеспечен за счет запуска в Казахстане программы обучения по борьбе с наркотиками (Section 1004 — CDTS). Кроме этого, в 2016 году увеличилось количество казахстанских военнослужащих, прошедших подготовку в рамках программы по миротворческим операциям — с 2 до 47 сотрудников.[8]

Помимо вышеизложенного, одним из наиболее значимых элементом стратегии США в регионе на современном этапе является широкое применение Вашингтоном рычагов т.н. «мягкой силы» с целью  воздействия на прикаспийские государства изнутри и манипуляции чужим общественным мнением [9, c.11]. Использование данного инструмента в последние годы приносит существенные политические дивиденды Западу в его деятельности по ослаблению позиций России на всем постсоветском пространстве. Не является исключением и бывшие советские республики Каспия.

Связанные с официальными структурами США, в частности с Агентством США по международному развитию (USAID), некоммерческие и благотворительные фонды проявляют высокую активность во многих прикаспийских странах, однако наиболее широко их работа представлена в Республике Казахстан, в т.ч. в прикаспийских западных регионах страны – Атырауской и Мангистауской областях. Среди связанных с США некоммерческих организаций в регионе наиболее активны Фонд Сорос-Казахстан (ФСК), Фонд Евразия Центральной Азии (ФЕЦА), Институт репортажей войны и мира (IWPR, Великобритания),  Фонд им. Фридриха Эберта (ФРГ) и другие.

На поддержку действующих в Казахстане подконтрольных некоммерческих организаций США регулярно выделяют денежные средства, исчисляемые десятками миллионов долларов [9, c.13]. В среднесрочной перспективе влияние получателей американской финансовой помощи на население и органы власти прикаспийских стран, вероятно, существенно возрастёт, что позволит Вашингтону расширить своё политическое и культурно-гуманитарное влияние на Каспии и тем самым приблизиться к реализации главной цели своей  геополитической стратегии – полному геополитическому доминированию в регионе.

Таким образом, подводя итог рассмотрению практических аспектов реализации геополитических интересов США в Каспийском регионе, стоит заключить, что после изменения геополитической ситуации на Каспии на рубеже 90-х годов прошлого века, Вашингтон стал осуществлять целенаправленную и многоаспектную деятельность, направленную на повышение своего влияния на новые независимые страны региона и одновременную нейтрализацию усилий России по укреплению своего лидирующего регионального положения. На данный момент в результате проделанной Вашингтоном работы заложена прочная основа для дальнейшего укрепления геополитического влияния США в сопредельных  странах Каспийского региона.

В этих условиях органам власти РФ целесообразно разработать и планомерно реализовывать документы концептуального характера (стратегии, концепции, программы), предусматривающие обширный комплекс мер политического, экономического, военного, культурно-гуманитарного и иного характера, направленных на успешную реализацию национальных интересов нашей страны в Каспийском регионе.

Список литературы:

  1. Дмитриев А.В.: Геополитика Каспийского региона (взгляд из России): монография. Астраханский университет, 2004. 317 с.
  2. Stratfor. The Caspian Basin. Geopolitics and the Future Balance of Power // Wikileaks. The Global Intelligence files. Released 2013-02-19. URL: https://search.wikileaks.org/gifiles/emailid/5222265 (дата обращения: 10.09.2017 года).
  3. Luke Coffey. A Secure and Stable Caspian Sea Is in America’s Interest // The Heritage Foundation. December 4, 2015. URL: http://www.heritage.org/europe/report/secure-and-stable-caspian-sea-americas-interest (дата обращения: 10.09.2017 года).
  4. Andrew S. Weiss, F. Stephen Larrabee, James T. Bartis, Camille A. Sawak. Report: Promoting International Energy Security/Volume 2, Turkey and the Caspian // The RAND Corporation. 2012. URL: http://www.rand.org/pubs/technical_reports/TR1144z2.html (дата обращения: 10.09.2017 года).
  5. Жильцов С.С., Зонн И.С. США в погоне за Каспием. М.: Международные отношения, 2009. 198 с.
  6. Захаров В.М.: Военное строительство в государствах постсоветского пространства. М.: РИСИ, 2011. 380 c.
  7. И.С. Зонн, С.С. Жильцов: Новый Каспий. География, экономика, политика. М.: Восток – Запад, 2008. 544 с.
  8. Foreign Military Training and DoD Engagement Activities of Interest, 2015-2016 // URL: https//www.state.gov/t/pm/rlsrpt/fmtrpt/2016/index.htm (дата обращения: 10.09.2017 года).
  9. Российский институт стратегических исследований; Китайская академия современных международных отношений. Центральная Азия: проблемы и перспективы (взгляд из России и Китая): сборник статей под редакцией д-ра ист. наук. К.А.Кокарева, Д.А. Александрова, И.Ю. Фроловой. М.: РИСИ, 2013. 316 с

Кондратьев Владислав,
редактор информационно-аналитического портала “Casp-Geo”, г. Астрахань

Библиографическая ссылка: Астраханские Петровские чтения: «Россия – Астрахань – Восток: интегральное взаимодействие (к 300-летию образования Астраханской губернии)» : материалы Международной научной конференции 26–28 октября 2017 г. / отв. ред. и сост.: А. П. Романова, Е. Г. Тимофеева, А. О. Тюрин. – Астрахань : Астраханский государственный университет, Издательский дом «Астраханский университет», 2018. – С.146-150.

Источник публикации: Геополитическая стратегия США на Каспии

Наши партнеры