+7 (8512) 61-08-46
г.Астрахань, ул.Татищева д.20А

Кайрат Келимбетов: В МФЦА не будет телефонного права

Опубликовано в 22:33

1450692904_kelimbetov1 января в Астане начал работу Международный финансовый центр «Астана» (МФЦА). На днях управляющий директор центра Кайрат Келимбетов встретился с главными редакторами казахстанских СМИ. Редактор Российско-казахстанского экспертного IQ-клуба задал несколько вопросов о деятельности МФЦА. Представляем вниманию наших читателей консолидированное интервью по итогам встречи.

Начало интервью здесь:

IQ-клуб http://iq.expert/aktsenty/ekspertnye-otsenki/?ELEMENT_ID=473

ИАЦ https://ia-centr.ru/experts/zhanar-tulindinova/kayrat-kelimbetov-mftsa-eto-ne-zamanukha-my-sozdali-ravnye-usloviya-dlya-vsekh-chast-1/

— Кайрат Нематович, казахстанцев, безусловно, волнует вопрос, насколько прибыльным будет проект МФЦА? Что может помешать реализации планов, какие риски вы предвидите и какой доход, по вашим предположениям, принесет деятельность финансового центра?

— Хотел бы подчеркнуть, что МФЦА – это не компания, а юрисдикция и регулятор. Мы не «Самрук-Казына», целью которого является извлечение прибыли. Часть органов, входящих в структуру МФЦА, – регулятор, суд – не относится к организациям, которые зарабатывают. В то же время в составе нашей юрисдикции есть структуры, например, биржа, которая ориентирована на доходность. Полагаю, что уже в течение пяти лет Биржа МФЦА выйдет на коммерческую самоокупаемость и начнет зарабатывать. Наличие в составе ее акционеров NASDAQ (биржи №2 в мире по объемам рыночной капитализации) и Шанхайской фондовой биржи (биржи №4) свидетельствует о том, что международные инвесторы верят в коммерческий успех казахстанского проекта.

Что касается финансирования МФЦА, то ближайшие годы мы рассчитываем на бюджетное финансирование. Планируется, что три года подряд в бюджете ежегодно будет закладываться порядка 20 млрд тенге на создание и функционирование всех финансовых институтов.

Но в последствие, после того, как территория ЭКСПО будет передана МФЦА, безусловно, большая часть доходов будет генерироваться за счет поступлений от компаний, зарегистрированных в финансовом центре. Стоит отметить, что, к примеру, международный финансовый центр в Дубае обрел финансовую независимость на 9-10 году своей деятельности.

IBM, Master Card и Visa откроют на территории МФЦА свои лаборатории

— Кайрат Нематович, одним из направлений деятельности МФЦА обозначено развитие новых финансовых технологий. В частности, как следует из презентаций финансового центра, достигнута договоренность с китайской компанией Tai Cloud Corp об использовании платформы блокчейн и создании криптовалют. Уточните, пожалуйста, о создании каких криптовалют идет речь – национальной казахстанской или, скажем, общей для евразийского пространства?

— Прежде чем перейти к вопросу о криптовалюте, мне хотелось напомнить, что в 2016 году президент Всемирного экономического форума в Давосе Клаус Мартин Шваб объявил о наступлении четвертой индустриальной революции, частью которой является переход к новым финансовым технологиям. Их прорывное значение заключается в том, что они позволяют обходиться без прежней финансовой инфраструктуры.

Поясню, о чем идет речь. За последние двадцать лет у нас сложились традиционные представления о сфере финансовых услуг. К примеру, для того, чтобы осуществить финансовую транзакцию, нам нужно было идти в банк. Сегодня же у людей появилась масса возможностей производить платежи в обход банков, и для этого созданы различные платформы. Очевидно, что новые финансовые технологии – забегая вперед скажу, что не только блокчейн – могут кардинально изменить финансовый ландшафт. По сути, они разрушают наши традиционные представления о финансовой сфере.

Приведу вам самый потрясающий пример развития FinTech, который – что, пожалуй, самое примечательное – произошел не в развитой, а развивающейся стране. Вы, наверняка, слышали о сервисе платежных услуг MPesa в Кении, который позволил при отсутствии в стране сложившейся банковской инфраструктуры создать систему, основанную на мобильных платежах. Благодаря этому сервису любой гражданин Кении в самой отдаленной провинции, имея на руках сотовый телефон, получил возможность осуществлять любые финансовые транзакции. Система MPesa была также запущена в Танзании и в ЮАР.

Это событие можно назвать революционным для мира финансов. Ведь Восточная Африка – это далеко не та территории, которая раньше служила примером лидерства в сфере внедрения финансовых технологий.

Еще один пример развития FinTech — китайский мессенджер WeChat, который используется не только для передачи текстовых и голосовых сообщений, но и для проведения денежных транзакций, для расчетов и покупок. Количество пользователей WeChat в Китае составляет 800 млн человек. Что дают такие системы? Да, это безусловно, удобно, но самое ключевое – этой системе, по сути, не нужны банки и другие традиционные финансовые институты.

Ожидается, что такие компании, как Amazon, Alibaba и Google полностью изменят наши представления об услугах – не только финансовых, но и любых других.

Перед МФЦА стоит задача привнести новые финансовые технологии и в Казахстан. Почему я приводил пример Восточной Африки или Китая? Потому что там произошел скачок в развитии FinTech – фактически они перескочили через несколько этапов развития финансовых технологий, которые, скажем, в Европе или в США внедрялись и развивалась планомерно и последовательно. По сути, Кения и Китай сразу перешли в будущее, опередив развитые страны мира, в которых сложившаяся финансовая инфраструктура не позволяет провести быстрые реформы и перейти к новым технологиям. У Казахстана тоже есть возможность совершить подобный скачок – и это прописано в программе «Цифровой Казахстан».

Что касается блокчейна и криптовалюты, то давайте сразу оговоримся, что мы разделим эти два явления. Большая терминологическая путаница связана с тем, что технологию блокчейн приравнивают к криптовалютам.

Блокчейн – это технология распределенного реестра, которая позволяет защитить финансовые транзакции. Когда в начале 70-х годов прошлого года появился Интернет, он стал революционным изобретением человечества. Сегодня мы пользуемся всеми благами Интернета, но одновременно с этим мы получили все проблемы Интернета. Ведь с одной стороны Интернет – это открытая платформа, которая позволяет нам общаться и быстро обмениваться информацией, с другой – это информация не всегда бывает достаточно защищенной. Особой защиты требует наша персональная информация и информация о наших финансовых транзакциях. Мы ведь не хотим, что кто-то проник в наш аккаунт, счет и перевел деньги без нашего ведома.

Для того чтобы Интернет перешел на следующую ступень развития — Интернета 2.0, были разработаны блокчейн технологии, которые позволяют защитить любую транзакцию. Сегодня весь мир переходит к этим технологиям. Блокчейн – это только одно из направлений, существуют и альтернативные технологии, между ними есть конкуренция, но пока блокчейн признан одним из перспективных.

Так вот, мы намерены сделать МФЦА местом, где будут развиваться компетенции по внедрению блокчейна в Казахстане и будут создаваться центры развития этой технологии – бизнес-инкубаторы, финансовые акселераторы, офисы международных компаний, лаборатории. Мы уже достигли договоренности с крупнейшими мировыми компаниями такими, как IBM, Master Card, Visa, которые, которые будут открывать на территории МФЦА свои лаборатории. Плюс к этому мы очень активно взаимодействуем в этом вопросе с российскими структурами – со Сбербанком и Яндексом.

А буквально недавно, в Давосе, мы подписали соглашение с крупнейшей блокчейн платформой Waves о том, что мы будем создавать совместные Центры компетенций в МФЦА. За этими технологиями будущее, которого, на мой взгляд, лучше не бояться, а возглавить процесс технологического лидерства.

Мы как МФЦА точно не занимаемся национальной криптовалютой

Что касается криптовалют, которые в основном и интересуют население как объект вложения, то на прошедшем в Давосе форуме большинство экономических экспертов пришли к выводу, что биткоины, ripple и другие криптовалюты — это достаточно рисковый инструмент. Напомню, что криптовалюты создаются не центральными банками, а частными инвесторами и структурами. Риски вложения в них заключается в том, что существуют два подхода к регулированию криптовалют.

Как правило, торговля криптовалютой, вложения в них в развитых странах не запрещены. Биткоины торгуются на Чикагской фондовой бирже и в NASDAQ. Квалифицированные инвесторы в них вкладываются – для них это еще один спекулятивный инструмент. Здесь важно сделать акцент на слово «квалифицированный». Имеется в виду, что это люди, понимающие степень риска и имеющие соответствующее количество свободных финансовых средств. Это уже зона ответственности инвестора, а не регулятора или государства. В случае проигрыша такой инвестор не пойдет к государству с жалобой, почему так произошло.

Почему последние 3-4 месяца был такой ажиотаж вокруг криптовалют? Потому что их стоимость стремительно росла – но ведь каждый разумный инвестор понимает, что вечно так продолжаться не может. В какой-то момент возникнет пузырь, и потери будут неизбежны.

Когда государство говорит населению: это очень рисковый инструмент, не вкладывайте в него, я не несу ответственности за курс криптовалют – это очень важный сигнал. Думаю, это то, что Национальный Банк РК пытается донести до граждан Казахстана.

Однако при этом необходимо понимать, что одними запретами действовать нельзя. Очень важно, чтобы было понятное регулирование, которое подразумевает, что есть зона ответственности для квалифицированных инвесторов, и есть рекомендация населению не рисковать. Потому что когда население увлекается спекулятивными инструментами, возникает очередная финансовая пирамида.

Таким образом, наш подход заключается в том, что криптовалюты – это высокорисковый инструмент, которым должны заниматься квалифицированные инвесторы, которых в свою очередь должны регулировать соответствующие органы. В то же время не регулировать обращение криптовалют, а просто запрещать их или игнорировать, неразумно.

Что касается выпуска национальных криптовалют, то об этом вопросе думают регуляторы во всем мире. Однако сегодня какого-то единого мнения по этому поводу нет. Мы как МФЦА точно не занимаемся национальной криптовалютой.

Казахстан имеет потенциал и ресурсы для лидерства в сфере исламского финансирования в ЦА

— Еще одним приоритетом МФЦА является исламское финансирование. Почему именно на нем сделан акцент, ведь до сего дня исламские финансовые инструменты не получили широкого распространения в Казахстане? Каковы ваши прогнозы относительно заявок на получение лицензий по этому виду деятельности?

— Поправлю вас. Исламское финансирование очень активно развивалось в Казахстане в последние годы. В 2010-2012 годы были внесены необходимые изменения в законодательство. В Казахстане впервые были проведены крупные саммиты с участием исламских финансовых институтов и организаций. Банк развития Казахстана выпустил исламский сукук. В нынешнем году Минфин РК планирует выпустить суверенный сукук – аналог евробондов в исламском банкинге.

Сегодня во всем мире наблюдается большой интерес к исламскому финансированию. Рынок исламского финансирования составляет приблизительно 2 трлн долларов – это 2% всего мирового капитала. На наш взгляд, в Центральной Азии, населению которой не чужды исламские принципы и ценности, и на евразийском пространстве Казахстан имеет потенциал и ресурсы для лидерства в сфере исламского финансирования. У нас больший интерес и экспертиза в этой сфере, чем в любой другой постсоветской стране. Это, конечно, не значит, что мы хотим монополизировать эту сферу – мы очень хорошо взаимодействуем и с банками в Москве, и с финансовыми организациями в Татарстане, и с нашими коллегами из Баку и Ташкента.

Уверен, что все это поможет нам создать работающую систему. Есть два направления работы – корпоративное исламское финансирование и ритейл – исламский банкинг для рядовых граждан. Отмечу, что в сфере ритейла российский Сбербанк уже разрабатывает решения, которые позволяют получать услуги исламского банкинга онлайн.

Для Казахстана это очень важное направление работы. Мы ведем сегодня переговоры с компаниями и банками Малайзии, Дубая, Катара и Саудовской Аравии, которые планируют прийти на казахстанский рынок и работать на территории МФЦА.

Большая часть сотрудников МФЦА будет гражданами Казахстана

— Кайрат Нематович, вы упомянули, что количество сотрудников МФЦА составит 200 человек. Как вы считаете, удастся ли укомплектовать структурные подразделения финансового центра компетентными национальными кадрами? Хватает ли у казахстанских специалистов финансовой сферы квалификации и опыта работы для того, чтобы трудоустроиться в МФЦА? Или, учитывая, что при МФЦА открыт Экспат Центр акцент будет сделан на привлечении высококвалифицированных иностранных специалистов?

— Да, действительно, мы заимствовали дубайскую модель финансового центра, которая с точки зрения кадрового обеспечения больше основана на привлечении так называемых экспатов. Отмечу, что процентов на 80 сотрудники международного финансового центра в Дубае – иностранцы.

Напомню, что в МФЦА будет два вида трудоустройства – в администрации финансового центра и регуляторе; и в частных компаниях, банках, инвестиционных и хедж-фондах, аудиторских и консалтинговых конторах, которые будут работать на территории МФЦА.

Что мы собираемся делать? Для нас очень важно, чтобы большая часть сотрудников – порядка 80% – были гражданами Республики Казахстан. И у нас, к счастью, нет никаких проблем с кадровым обеспечением, поскольку за годы действия президентской стипендиальной программы «Болашак» 12 тыс. молодых казахстанцев получили образование в лучших университетах мира. Такое же количество училось по другим грантовым программам и за свой счет.

Еще одна цифра — около 20 тыс. казахстанцев за последние 20 лет поработали в Big Four – четырех крупнейших мировых компаниях, оказывающих аудиторские и консалтинговые услуги – PricewaterhouseCoopers, Deloitte Touche Tohmatsu, Ernst & Young, KPMG.

Таким образом, в Казахстане есть огромный кадровый потенциал в финансовой сфере. Мы вообще считаем, что при наличии такого ресурса квалифицированных специалистов, сертифицированных крупнейшими мировыми компаниями, Казахстан может открывать центры аутсорсинга для обслуживания международных клиентов. Приведу пример Индии, где программисты из Бангалора обслуживают клиентов практически со всего мира. Мы хотели бы, чтобы такой аутсорсинговый центр по оказанию финансовых услуг был создан и в Казахстане.

Кроме того, для того, чтобы улучшить наш человеческий потенциал, мы создали Бюро непрерывного профессионального развития – между собой мы его называем Академией МФЦА – где мы планируем в ближайшие три года переобучить пять тысяч наших молодых финансистов, граждан Республики Казахстан, и выдать им сертификаты авторитетных сертификационных ведомств, которые откроют свои представительства на территории МФЦА.

Мы очень сильно рассчитываем на то, что проект МФЦА будет направлен, прежде всего, на создание рабочих мест для казахстанцев-выпускников лучших мировых вузов и молодых специалистов, работающих в финансовой сфере. Причем не только в администрации МФЦА. Упомянутые мной ранее 200 рабочих мест – это лишь малая часть. По нашим расчетам на территории МФЦА до 2022 года будет создано свыше 10 тыс. рабочих мест. И это будут высокооплачиваемые рабочие места, поскольку нанимателями будут такие компании, как JP Morgan, Сбербанк, Alibaba и т.д. Я уверен, что наши казахстанские специалисты и по знаниям, и по способностям достойны работать в этих международных компаниях.

Что касается требований к сотрудникам, нанимаемым в регулятор и биржу МФЦА, то они очень высокие. Отбор будет очень строгим – и с точки зрения знаний и опыта, и с точки зрения репутации – мы проводим соответствующую проверку кандидатов. У нас не будет телефонного права. Безусловно, у нас будут работать специалисты из других стран, но их будет немного.

Записала Жанар Тулиндинова (Астана)

Информационно-аналитическая деятельность «Российско-Казахстанского экспертного IQ-клуба» осуществляется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Наши партнеры