+7 (8512) 61-08-46
г.Астрахань, ул.Татищева д.20А

На пути к формированию «новой» нормативно-договорной базы в рамках прикаспийского сотрудничества

Опубликовано в 11:02

img_2159В настоящее время страны «каспийской пятерки» находятся в самом начале пути формирования собственного уникального формата регионального сотрудничества. Необходимо признать, что именно переговоры по определению правового статуса каспийского водоема являются точкой отсчета для каспийского диалога в его современной форме. Как известно, вопрос о пересмотре международно-правового статуса Каспийского моря, ранее определяемый советско-иранскими договоренностями, а именно, Договором между РСФСР и Персией от 1921 г. и Договором о торговле и мореплавании между СССР и Ираном от 1940 г., возник после прекращения действия договора об образовании СССР, что автоматически расширило круг прикаспийских государств. Нужно отметить, что на первоначальном этапе проблема определения статуса Каспия рассматривалась преимущественно с юридической стороны, так как вновь образованные государства не являлись участниками прежних договоренностей, что, с одной стороны освобождало их от каких-либо исторических обязательств, а с другой стороны, предоставляло более широкое поле для геополитического маневрирования.[1] Хотя, именно отсутствие «сдерживающих» факторов привело к тому, что страны региона неоднократно изменяли свои концептуальные подходы в отношении данного вопроса.  В настоящее время прибрежные страны убедились, что наилучший вариант разграничения Каспийского моря следует формировать на комбинированной основе, что в значительной степени облегчит как сам процесс, так и внедрение соответствующей терминологии.

Нужно отметить, что проводимые странами «каспийской пятерки» консультации с течением времени наполнялись новым содержанием и, постепенно, из переговоров исключительно о юридических аспектах правового статуса Каспийского моря трансформировались в многоплановое обсуждение целого комплекса проблем, связанного с организацией межгосударственного диалога на Каспии. Краткая периодизация переговорного процесса в отношении урегулирования вопроса об установлении нового правового режима Каспийского моря (табл. 1), наглядно демонстрирует, что активная работа по переформатирования каспийского диалога началась в 2003 г. с подключением к обсуждению каспийской проблематики глав прикаспийских государств в рамках пятисторонних встреч. Так, первым юридически обязывающим региональным соглашением, подписанным всеми пятью прикаспийскими странами, стала Рамочная конвенция по защите морской среды Каспийского моря, также известная как «Тегеранская Конвенция». Документ содержал общие требования к охране окружающей среды Каспия и предусматривал создание необходимых для этого институциональных механизмов. Подписанию документа предшествовал довольно сложный и политически деликатный процесс межправительственных переговоров, продолжавшийся целых 8 лет. [2] Помимо этого, еще 3 года потребовалось на то, чтобы правительства «каспийской пятерки» завершили процесс ратификации Конвенции. Однако нельзя не отметить, что практическая имплементация положений Конвенции тормозилась отсутствием регламентирующих документов протокольного характера. Несмотря на то, вопросы защиты окружающей среды попадали в «бесконфликтную» зону переговорного процесса, позволяя уйти в сторону от демилитационной проблемы, после подписания Конвенции работа над ее дополнительными протоколами несколько затормозилась.

Табл. 1 Краткая периодизация переговорного процесса на Каспии

Период Характерные особенности
1992-1996 гг. Подготовительный процесс перед проведением первых пятисторонних консультаций, результаты которых предопределили характер последующих встреч на высшем и высоком уровне. В 1994 г. в Москве состоялась первая встреча всей «каспийской пятерки» на уровне заместителей министров иностранных дел, в 1995 г. в Тегеране прошла первая встреча руководителей правовых департаментов МИД по вопросам правового статуса Каспийского моря, второе совещание прошло в том же году в Алматы, но уже без участия российской стороны, и, наконец, в 1996 г. в Ашхабаде состоялось первое совещание министров иностранных дел данных государств. Именно после данной встречи была сформирована Специальная рабочая группа (СРГ) по разработке Конвенции о правовом статусе Каспия, что обусловило переход к новому этапу консультаций.
1996-1998 гг. Страны «каспийской пятерки» активно проводят переговоры на двух- и трехстороннем уровне, пытаясь соотнести проблему правового статуса с нефтегазодобывающими работами, начавшимися на каспийском шельфе. Переход к следующему этапу переговоров был обусловлен кардинальной сменой позиции России по каспийскому вопросу, которая начиная с 1998 г. проводит политику сближения со своими северными соседями.
1998-2003 гг. Казахстан, Россия и Азербайджан завершают оформление договоренностей по разграничению Северного Каспия и фактически проводят делимитацию северной части водоема.
2002/3-2010 гг. Переформатирования каспийского диалога, посредством подключения к обсуждению глав прикаспийских государств в рамках пятисторонних встреч. Несмотря на провальный I Саммит глав прикаспийских государств, который состоялся 23-24 апреля 2002 года в Ашхабаде, сам факт проведения такого мероприятия с участием глав всех прикаспийских стран имел большую политическую значимость для дальнейшего развития переговорного процесса. Проведенный 16 октября 2007 г. II Каспийский Саммит в Тегеране оказался более успешным. Стороны смогли подписать итоговую декларацию, которая закрепляла права прибрежных стран в отношении моря и его ресурсов, обеспечения режимов судоходства и рыболовства. Важными стали и положения о мирном характере использования Каспия.
2010 г. – по настоящее время Активизация процесса формирования пятисторонней нормативно-договорной базы в отношении правового режима на Каспии, начавшаяся с успешного проведения 18 ноября 2010 г. в Баку III Каспийского Саммита. Наиболее успешным в этом отношении стал проведенный 29 сентября 2014 г. IV Каспийский Саммит в Астрахани, в рамках которого было заключено 3 пятисторонних соглашения преимущественно по вопросам экологии и охраны биологических ресурсов водоема. Более того, впервые за долгое время страны «каспийской пятерки» продвинулись и в вопросе регулирования непосредственно правового режима, а именно, были согласованы ширина территориального моря, и рыболовной зон – 25 морских миль.

Потребовалось дополнительное время для того, чтобы маховик обновления содержания каспийского диалога, запущенный в начале XXI века, набрал оптимальную скорость. Процесс формирования пятисторонней нормативно-договорной базы в отношении правового режима на Каспии активизируется после проведения 18 ноября 2010 г. в Баку III Каспийского Саммита. По его итогам было подписано Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море, которое регулирует вопросы борьбы с терроризмом, организованной преступностью, контрабандой оружия, наркотиков и ядерных технологий, захватом судов, нелегальной миграции, незаконной добычи биоресурсов и т.д. Данное Соглашение можно назвать настоящим прорывом в переговорном процессе. Именно после него была подготовлена и подписана целая серия документов (Протоколов и самостоятельных Соглашений), которые легли в основу так называемой «новой» нормативно-договорной базы правового режима на Каспии (табл. 2).

Табл. 2«Новая» нормативно-договорная база правового режима на Каспии

1. Рамочная Конвенция по защите морской среды Каспийского моря (2003)
•       Протокол о региональной готовности, реагированию и сотрудничеству в случае инцидентов, вызывающих загрязнение нефтью (2011)
•       Протокол по защите Каспийского моря от загрязнения из наземных источников и в результате осуществляемой на суше деятельности (2012)
•        Протокол по сохранению биоразнообразия (2014)
2. Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море (2010)
•       Протоколы находятся в разработке
3. Соглашение о сотрудничестве в сфере предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в Каспийском море (2014)
4. Соглашение о сохранении и рациональном использовании биологических ресурсов Каспийского моря (2014)
5. Соглашение о сотрудничестве в сфере гидрометеорологии Каспийского моря (2014)
6. Соглашение о сотрудничестве в сфере транспорта в Каспийском море (2018 находятся в разработке)
7. Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между странами Каспийского региона (2018- находятся в разработке)

Как результат, активизируется работа по четырем дополнительным Протоколам к Тегеранской Конвенции. В итоге, в августе 2011 г. на Третьей сессии Конференции стороны подписывают Протокол о региональной готовности, реагировании и сотрудничестве в случае инцидентов, вызывающих загрязнение нефтью («Актауский протокол»). Следующая сессия Конференции, прошедшая в декабре 2012 г., ознаменовала подписание Протокола по защите Каспийского моря от загрязнения из наземных источников и в результате осуществляемой на суше деятельности («Московский Протокол»), в рамках Пятой сессии в мае 2014 г. был подписан Протокол о сохранении биологического разнообразия («Ашхабадский Протокол»).

Мобилизация работы уполномоченных представителей прикаспийских государств позволила ускорить процесс расширения правовой базы на Каспии в формате секторальных соглашений. На прошедшем в Астрахани 29 сентября 2014 г. к Соглашению о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море добавились Соглашение о сохранении и рациональном использовании водных биологических ресурсов, Соглашение о сотрудничестве в сфере предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций и Соглашение о сотрудничестве в области гидрометеорологии Каспийского моря. В настоящее время странами готовится пакет новых пятисторонних документов. В частности, Туркменистан активно продвигает процесс согласования текстов таких документов как Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве в Каспийском море[1], а также Соглашение о сотрудничестве в области транспорта на Каспии[2]. Поэтому не удивительно, что все встречи по обсуждению упомянутых соглашений проходили в Ашхабаде под председательством туркменской стороны. Так, к примеру, представители уполномоченных органов стран «каспийской пятерки» дважды обсудили Соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве, а именно, 1 февраля 2017 г. и 24 апреля 2017 г., а консультации по вопросу о транспортном соглашении состоялись 17 ноября 2016 г. и 15 мая 2017 г. Кроме того, в Ашхабаде прошли заседания уполномоченных представителей по обсуждению Протокола о сотрудничестве в области обеспечения безопасности мореплавания на Каспии[3] и Протокола о сотрудничестве в области борьбы с незаконной добычей биологических ресурсов (браконьерством) на Каспии[4], которые разрабатывается к Соглашению о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море (8 ноября 2016 г., 17 ноября 2016 г., 14 февраля 2017 г. и 15 марта 2017 г.)

Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что за рассматриваемый период в переговорном процессе по каспийской проблематике произошла смена приоритетных для обсуждения тем. Если раньше стороны исходили из уверенности в первостепенности разрешения правовых вопросов статуса Каспия, в настоящее время складывается обратная ситуация, а именно, наиболее продуктивная дискуссия складывается в отношении вопросов, напрямую не связанных с правовыми аспектами и потому обладающих наименьшим конфликтным потенциалом. Безусловно, даже при наличии столь положительной динамики сотрудничества в подобном формате, стороны нередко налетают на «подводные камни». Так, к примеру, пока не удается проработать вопрос согласования положений четвертого и последнего протокола к Тегеранской Конвенции, а именно, Протокола по оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте. Однако, недавнее известие о готовности прикаспийских стран выйти на финишную прямую в вопросе подписания Конвенции о международно-правовом статусе Каспийского моря, которая в силу объективных обстоятельств будет носить несколько «усеченный» формат, позволяет предположить, что именно продолжение работы над расширением «новой» нормативной базы на Каспии в рамках отраслевого подхода позволит устранить пробелы в будущей Конвенции.

  1. Жильцов С.С., Зонн И.С., Ушков А.М. Геополитика Каспийского региона. М.: Международные отношения, 2003. – С. 67.
  2. История Конвенции// http://www.tehranconvention.org/spip.php?article18

[1] Основное внимание в Соглашении уделяется созданию правовых и организационных механизмов и институтов, которые должны быть сформированы для того, чтобы вывести экономическое сотрудничество в регионе на качественно новый уровень, обеспечив создание эффективной диалоговой платформу между правительственными структурами и деловыми кругами прибрежных государств.

[2] Документ направлен на улучшение грузового и пассажирского транспорта, улучшение судоходства и развитие современной транспортно-логистической инфраструктуры, включая морские порты.

[3] Протокол направлен на обеспечение безопасности мореплавания в регионе, включая предотвращение аварий морских судов, охрану жизни и здоровья членов экипажей судов и пассажиров, обеспечением сохранности самих транспортных средств и перевозимых на них грузов. Протокол имеет целью унифицировать региональные нормы и стандарты строительства судов, согласовывать порядок действий в проведении расследований аварий и спасательных операций, стандартизировать требования к квалификации экипажа и т.д.

[4] Протокол охватывает широкий круг вопросов, таких как борьба с незаконным использованием биологических ресурсов (браконьерство), борьба с терроризмом, организованной преступностью, торговлей оружием и наркотическими веществами, торговлей людьми и незаконной миграцией.

Л.А. Пархомчик 

Старший научный сотрудник

Евразийский научно-исследовательский институт

Источник: Информационно-аналитический портал «CASP-GEO»

http://casp-geo.ru/2018/02/%D0%BD%D0%B0-%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B8-%D0%BA-%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8E-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9-%D0%BD%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B0%D1%82/

Наши партнеры